В задачу авторов книги должно было войти

Мне кажется, что книге свойственно некоторое бездумное повторение старых суждений, привычных выводов о многих картинах. Так, я убежден, что моя картина «Его превосходительство» не была пересмотрена заново. Недавно я показывал ее в Минске, где она имела успех. Нужно было особенно отметить роль Леонидова. Искусство этого великого актера донесли до нас несколько фильмов. В «Его превосходительстве» Леонид Миронович играл две роли и, как мне кажется, играл вдохновенно. Как же можно, возвращаясь к этому фильму, отметить только то, что в нем, с точки зрения авторов тома, было не вполне правильно с исторической точки зрения, а Леонидова, Синельникову, пришедшую в кино с этим фильмом, Тамару Адельгейм, оператора Н. Ф. Козловского, художника Махлиса не заметить вовсе. Нельзя же истории кино писать на уровне социологического примитива.

Не перечисляя многих фамилий, к одной я все же хочу вернуться, я говорю о Гричере — Григории Гричере. Человек удивительной биографии, талантливый режиссер, он должен быть указан в числе тех, кто строил и начинал украинскую кинематографию.
Интересуют картинки с днем рождения? Тогда вот вам сайт https://kartinki-s-dnem-rozhdeniya.ru в сети. Загляните.

К великому сожалению, в книге вовсе не уделено внимания тем людям, которые сыграли большую роль в создании, утверждении и организации советской кинематографии. Я говорю об организаторах производства, руководителях, директорах. Мне думается, что в задачу авторов книги об истории кино должно было войти рассмотрение деятельности и этих людей. Необходимо было разбить наивную теорию, вредную теорию, что все руководители всегда в общем были плохи. Честно говоря, я без многих из них не мыслю себе историю советской кинематографии. Их имена нужно поднимать и значение их уточнить. Уже упомянутый мной Кресин, Алейников и такие деятели, как Шведчиков, Орелович, Капчинский, Нечес или начинавшие в те годы директора картин Шостак, Левин и другие, заслужили упоминания на страницах истории советского кино.

Когда мы говорим о кино, то мы понимаем, что это не стадо пасущихся зайцев, а серьезная организация, руководимая партией. Роль партии огромна, но роль партии заключается не только в декретах, резолюциях, а в прямом участии крупных партийных деятелей в повседневной жизни молодой советской кинематографии. Луначарский был не только наркомом, руководившим кинематографом, а живым, заинтересованным участником кинопроцесса. Трудно поверить, но ведь Луначарский участвовал в жизни кинематографа и как редактор, и как автор сценариев, и как руководитель, и как критик, и как рецензент.

На мое счастье первым редактором моей первой картины в кино тоже был Анатолий Васильевич Луначарский («Господа Скотшшны»).

Также прискорбно, когда в книге по истории кино, говоря о немом ее периоде, вовсе не упоминают о музыке. А музыка и в немом периоде играла серьезную роль. Пожалуй, можно было бы не без интереса и с пользой для дела получить интервью у некоторых из крупных музыкантов, которые были «таперами» в те далекие времена. В первую очередь я имею в виду Шостаковича. Я вообще не могу понять, как можно было обойти музыку немого фильма. Ведь для некоторых картин, как, например, для «Земли» Довженко, была написана специальная музыка и исполняли се большие оркестры. Некоторые дирижеры были виртуозами музыкального сопровождения фильма. Например — Блок.

Размещено в Блог, Гогет.